Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий - Понедельник начинается в субботу | 1965 | TVRip Одобрено администрацией

Участники
  • Раздают0
  • Качают0
  • Просмотров241
  • Скачали2
  • Комментариев1
  • Список файлов1
Залил раздачу
Поблагодарить
Характеристики
Вес731.14 MB (766,655,996)
Залит2016-04-22 21:33:43 Обновлено2016-04-22 21:33:43
Сетевая Нет
Чтобы скачать, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.
Статус: Одобрено администрацией
Хотите видеть детали Раздачи пройдите авторизацию или регистрацию!

Спасибо за понимание...
Литературные и общекультурные реминисценции в тексте повести.

В повести регулярно цитируются (впрямую и «раскавыченно») известные литературные (и не только) произведения. Вот несколько примеров:
- Названия второй и третьей частей повести — «Суета сует» и «Всяческая суета» — отсылают к Екклесиасту: «Суета суетствий, рече екклесиаст, суета суетствий, всяческая суета» (Еккл. 1, 2, цитата по церковнославянской Библии).
- Первая фраза повести «Я приближался к месту моего назначения» является также фразой из повести Пушкина «Капитанская дочка». Такое начало, по воспоминаниям Александра Щербакова, было принято в близкой к Стругацким писательской среде начала 1960-х как знак того, что текст не является вполне серьёзным.
- Сцена, в которой голодный Привалов читает описания различных трапез в «книге-перевёртыше», вероятно, является отсылкой[источник не указан 1479 дней] к сцене из «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» Салтыкова-Щедрина, в которой голодные генералы читают «Московские ведомости».
- В первой истории («Суета вокруг дивана») имеется сцена, в которой Привалову вслед кричат «Стиля-ага! Папина „Победа“!». Имеется в виду известная карикатура Бориса Пророкова «Папина „Победа“», в которой высмеивались стиляги (опубликована в 1954 году в журнале «Крокодил»).
- Представление о внешности Джузеппе Бальзамо Саша Привалов почерпнул из повести Алексея Толстого «Граф Калиостро» («…по Толстому, граф был жирен и очень неопрятен на вид…»).
- Пародийный образ Мерлина авторы создавали не на основе обширной мифологии классической Артурианы, а оттолкнувшись от сатирического изображения этого персонажа в романе Марка Твена «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура». В «Понедельнике…» Мерлин рассказывает «осовремененную» версию того же сюжета об обретении Артуром волшебного меча, что и в романе Твена (в котором этот рассказ также использован как цитата из «Смерти Артура» Томаса Мэлори — кн. 1, часть I, гл. 25).
- Саваоф Баалович О́дин.
Имя Саваоф взято из текста Ветхого Завета и восходит к одному из ивритских имён Бога «אלוהי צבאות» («Элоhей Цваот»: «Бог воинств»—др.ивр.).
Бааль (Ваал) — древнее семитское божество, святилище которого находилось на месте современной Кедронской долины в Иерусалиме.
Один — верховное божество в германо-скандинавской мифологии.
- Все французские выражения, которыми к месту и не к месту козыряет Выбегалло, почерпнуты им (и, конечно, авторами) из романа Льва Толстого «Война и мир».
- В описании ковра-самолёта упоминается черкес, «обнимающий младую черкешенку на фоне соплеменных гор» — это ироничная отсылка к стихотворению Лермонтова «Спор»: «Как-то раз перед толпою соплеменных гор…» и т. д.
- «Парадоксальное» определение счастья Магнуса Фёдоровича Редькина «Счастливей всех шуты, дураки, сущеглупые и нерадивые, ибо укоров совести они не знают, призраков и прочей нежити не страшатся, боязнью грядущих бедствий не терзаются, надеждой будущих благ не обольщаются» является парафразом из 35 главы «Похвального слова глупости» Эразма Роттердамского.
- В эпизоде на полигоне момент «свёртки пространства» («…ползёт, заворачиваясь вовнутрь, край горизонта…») напрямую отсылает к «Откровению» Иоанна: «И небо скрылось, свившись как свиток» (Откр. 6, 14).
- В эпизоде «путешествия в описываемое будущее» пародируются штампы научной фантастики. Часть текста содержит явные отсылки к роману А. Колпакова «Гриада» (1960), в частности «пантеон», в котором погружённые в анабиоз женщины ожидают улетевших космонавтов. «Увечный звездолётчик» и «Железный диктатор из Малого Магелланова облака» взяты из повести Олеся Бердника «Пути титанов»; в этой повести также присутствует «пантеон». Крадущиеся пионеры с томиками Шекспира — намёк либо на книги Адамова «Тайна двух океанов» и «Победители недр», либо на рассказ Олеся Бердника «Марсианские „зайцы“». Мимоходом помянутое слово «Эоэлла» пришло в текст из романа Казанцева «Внуки Марса», который, что особо интересно, был опубликован под одной обложкой с «Путями титанов» — альманах «Мир приключений» за 1962 год, что свидетельствует о том, что у Стругацких под руками случился именно этот конкретный том, когда они набирали базу для своей пародии.

В произведении действуют и упоминаются персонажи и предметы русских сказок, фольклорных и мифологических произведений; несмотря на это повествование носит скорее подчёркнуто бытовой, чем сказочный характер.
Авгуры — традиционно занимаются предсказаниями
Вурдалаки — согласно глоссарию, «Маги, вставшие по тем или иным причинам на путь абстрактного зла»
Василий, говорящий кот — «Кот учёный» из пролога поэмы Пушкина «Руслан и Людмила»
Гекатонхейры — сторукие пятидесятиголовые великаны, сыновья верховного бога Урана (неба) и Геи (земли): Бриарей, Котт и Гиес. В книге живут в виварии НИИЧАВО , иногда привлекаются для общих работ в качестве грузчиков
Гидра — согласно глоссарию, «реально существующая многоголовая рептилия, дочь З. Горыныча и плезиозаврихи из озера Лох-Несс»
Говорящая щука — щука из русской народной сказки «По щучьему велению»
Голем — согласно глоссарию, «один из первых кибернетических роботов»
Гомункулус — «искусственное человекоподобное существо, используют для биомеханического моделирования»
Гномы — согласно глоссарию, «большинство гномов — это забытые и сильно усохшие дубли»
Демоны Максвелла — швейцары, «всю жизнь они занимались открыванием и закрыванием дверей»
Джинны — согласно глоссарию, «почти все джинны являются дублями царя Соломона и современных ему магов»
Домовые — согласно глоссарию, «это либо вконец опустившиеся маги, не поддающиеся перевоспитанию, либо помеси гномов с некоторыми домашними животными»
Змей Горыныч — в НИИЧАВО используется для опытов («Сам З. Горыныч был заперт в старой котельной…»)
Кербер Псоевич Дёмин, завкадрами
Китежградский завод маготехники - отсылка к легенде о городе Китеж-град
Кощей Бессмертный — «содержался он в бесконечном предварительном заключении, пока велось бесконечное следствие по делу о бесконечных его преступлениях»
Лев Бен Бецалель — предположительно прототипом образа послужил Махараль из Праги
«Молот ведьм» — реально существующая книга
Оборотень — согласно глоссарию, «человек, способный превращаться в некоторых животных»
Оракул — «„Соловецкий оракул“ — это небольшая тёмная комната, где уже много лет проектируется установить мощную электронно-счётную машину для мелких прорицаний»
Пифии — «очень много курят и занимаются общей теорией предсказаний»
Янус Полуэктович Невструев — единый в двух лицах директор института. Получил своё имя от Я́нуса (лат. Ianus, от ianua — «дверь») — в римской мифологии — двуликий бог дверей, входов, выходов, различных проходов, а также всяческих начинаний и начал во времени

Отзывы о повести

Сейчас в повести Стругацких «Суета вокруг дивана», например, говорят трансгрессор, гиперполе, анизотропная модуляция или что-нибудь такое же наукообразное — и дело сделано: можно накручивать любые чудеса из сказок всех времён и народов.

Конечно, и произведения вроде повести Стругацких, рассказа В. Григорьева «Рог изобилия», собранные в книге «Фантастика. 1964», имеют право на жизнь. И безделушка, если она сделана умело, может позабавить. Но не слишком ли много этих безделушек, не тонут ли в них основные задачи научной фантастики?
В этих сказках, где всё решается с помощью известного слова (вместо «триф траф» — «трансгрессор»), герой борется лишь с теми трудностями, которые природа воздвигает на пути к таким-то замыслам. Отсутствие прямой борьбы между действующими лицами сушит нашу фантастику, делает её менее привлекательной для подростков. Как бы свежа, неожиданна, увлекательна ни была та или иная идея, но если вокруг неё нет столкновения характеров, нет чёткой социальной расстановки борющихся сил, а отсюда — нет и ярких приключений, сюжетных неожиданностей, интерес молодых читателей, да и не только молодых, разбужен в полной мере не будет. К сожалению, у наших фантастов приключения носят сугубо служебный, головной характер, они явно выдуманы в кресле, а не навеяны бурей борьбы, либо приключений просто нет, как в упоминавшейся ранее повести Стругацких. Нельзя же, действительно, считать приключениями то, что происходит в избушке на курьих ножках… (М. Ляшенко. Без прицела. // Лит. Россия, 26 ноября 1965. С. 16-17)

Со всех концов света и со всех веков в провинциальный северорусский городок собрались чародеи и волшебники. При всём его разноличии шумный интернационал отмечен заметными советскими чертами. О, это высококвалифицированные маги! Они могут проходить сквозь стены и превращать окружающих в пауков, мокриц, ящериц и других «тихих животных», они преуспели в дрессировке огнедышащих драконов, ловко управляются аж с нелинейной трансгрессией, но их братство оказывается беспомощным перед Административно-командной системой, которая, правда, в те годы ещё не знала, что она так называется. Я вовсе не предполагаю, что персонажи Стругацких могли бы стать предвестниками перестройки, это, конечно, не компетенция волшебников, речь идёт всего лишь об их взаимоотношениях с руководством Института чародейства и волшебства, для которого Стругацкие придумали очаровательную аббревиатуру — НИИЧАВО. Штатные маги покорно подчиняются замдиректору по АХЧ Камноедову, дураку и бюрократу, стоят в очереди за получкой, принимают как должное неизбежность соблюдения множества нелепых инструкций и правил внутреннего и внешнего распорядка, а — главное — вынуждены терпеть в своей честной трудовой семье таких невежд, как профессор Выбегалло, изъясняющийся на трогательной смеси французского с нижегородским, хотя прекрасно знают цену этому деятелю отечественного просвещения. Видимо, есть силы, перед которыми пасует и чёрная, и белая магия. (Всеволод Ревич. Перекрёсток утопий. Судьбы фантастики на фоне судеб страны (М., 1998)
     

berezovskiy | 2016-04-22 21:35:44
 
Сегодня я хочу представить вам постановку одного из своих любимых произведений. Пришлось поискать в Сети чтобы найти максимум информации. И мои поиски увенчались успехом. Если вы читая это заметите что я улыбаюсь, знайте, я рад что вижу интересующихся зрителей. Но сначала я хочу сказать огромное спасибо lidakalju за прекрасный постер!

Приятного просмотра!

Время действия.
Согласно вычислениям исследователей творчества Стругацких, наиболее вероятны следующие датировки повести. Действие первой части начинается вечером в четверг, 26 июля 1962 года, и завершается утром в субботу, 28 июля 1962 года. Вторая часть начинается вечером 31 декабря 1962, в понедельник, и заканчивается утром 1 января 1963, во вторник.
Действие третьей истории относится к интервалу от утра среды 10 апреля 1963 года до второй половины дня пятницы 12 апреля 1963 года, причем задним числом поминается вторник 9 апреля, а Янус Полуэктович предсказывает Привалову некоторые события субботы 13 апреля. Среди дней, когда происходит действие повести, нет ни одного воскресенья.
Происхождение названия.
По рассказу Бориса Стругацкого, в начале 1960-х годов его хорошая знакомая Н. А. Свенцицкая разыграла его, утверждая, что в ленинградском Доме Книги продаётся новая книга Эрнеста Хемингуэя «Понедельник начинается в субботу». Придуманное ею название понравилось Стругацким своей глубокой афористичностью, и впоследствии они использовали его для своей повести.

Прототипы персонажей.
Известно, что ряд персонажей повести «списаны» авторами с реальных людей, однако Стругацкие избегали раскрывать их имена («Мы всегда предпочитали не распространяться о прототипах наших героев. Далеко не каждому нравится быть прототипом»). Тем не менее, Борис Стругацкий подтвердил в ответах онлайн-интервью следующие соответствия:
Профессор Выбегалло — главным прототипом профессора Выбегалло был Трофим Лысенко, второстепенным — Александр Казанцев, а также один из уборщиков в Пулковской обсерватории.
Янус Полуэктович Невструев — директор Пулковской обсерватории Александр Александрович Михайлов.
Фёдор Симеонович Киврин — прототипом этого персонажа был Иван Антонович Ефремов.
Роман Ойра-Ойра — математик Сергей Новиков.
Советская цензура.
Редактор повести вычеркнул несколько фрагментов текста: упоминание «министра госбезопасности» Малюты Скуратова, а также реминисценции на гимн «Интернационал» в воспоминаниях сэра гражданина Мерлина. В отличие от «Сказки о Тройке», в «Понедельнике» самим авторам пришлось изменить всего одно слово. В оригинальной версии есть следующее шуточное двустишие:
Вот по дороге едет ЗИМ,
И им я буду задавим.
После осуждения «антипартийной группы» предприятие «ЗИМ» (Завод имени Молотова) было переименовано в «ГАЗ» (Горьковский Автозавод), и слово «ЗИМ» потребовалось заменить. Поскольку в это же время автозавод имени Сталина (ЗИС) был переименован в ЗИЛ (Завод имени Лихачёва), авторы использовали это сокращение, так что двустишие во всех доперестроечных изданиях потеряло рифму:
Вот по дороге едет ЗИЛ,
И им я буду задавим.
В 1992 году повесть была издана в редакции Бориса Натановича Стругацкого. Были восстановлены вышеупомянутые цензурные сокращения. Существует также мнение[источник не указан 1408 дней], что без купюр повесть вышла в 1990 году в сборнике «Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Отель „У погибшего альпиниста“. Пикник на обочине» с предисловием Вс. Ревича.
Значение.
Повесть «Понедельник начинается в субботу» оказала заметное влияние на мировоззрение нескольких поколений советских читателей 1960—1980-х годов, неоднократно вызывала острую полемику, фразы из неё разошлись на цитаты и доныне широко узнаваемы. Некоторые персонажи повести были использованы в школьных учебных пособиях для облегчения восприятия материала учащимися[источник не указан 1331 день].
Поскольку повесть во многом была завязана на реалиях социалистической эпохи, после распада глобальной социалистической системы к 1991 году она стала в какой-то мере непонятна новому поколению читателей, что вызвало определённое падение интереса к ней. Однако новый строй в России конца XX века лишившись положительных черт советской эпохи, сохранил её отрицательные стороны, и «Понедельник начинается в субботу» опять оказался неожиданно актуален — как в утопической части (темы психологии творчества, свободы научного поиска, попыток концептуальных научных прорывов), так и в сатирической части (распространение лженаучных концепций и профанация научных достижений, бюрократизм, психология потребительства и т. д.).
Повесть является единственным произведением советской литературы, где сатирически выведен распространённый (особенно в годы сталинизма) тип политического демагога, Выбегалло. Правда, по цензурным соображениям, он цитирует не идеологических классиков, а французские афоризмы, но политический упор проявляется постоянно: «внеклассовый огнедышащий дракон», «отгораживаете нашу науку от народа» и т. п. Этот аспект был значительно усилен авторами в продолжении повести, «Сказке о Тройке».
  |

Страницы:  1 
Привет, гость
- Запомнить
Регистрация
Информация

Торрент трекер ExKinoRay.TV

Здесь вы можете скачать новые фильмы, сериалы, игры, музыку, софт и многое другое. Большая скорость скачивания на мультитрекерных раздачах. Всё абсолютно бесплатно.